О Клубе Рейтинги шахматистов План-календарь Нормативные документы Спонсоры  
 
 


12.07.2006
Прошло первенство Дальневосточного федерального округа среди юношей и девушек по классическим и быстрым шахматам.

21.05.2006
Пройдет первенство Дальневосточного Федерального округа - зоны XII первенства России по шахматам среди клубных команд первой лиги.

15.10.2005
Прошел IV этап Всероссийских соревнований среди школьных команд по шахматам "Белая ладья"

Архив новостей


Матч Карпова на Филипинах
Что такое кульминация
школа вождения комиксы

необычные календари на стену

календарная сетка 2018 для фотошопа

станочный алюминиевый профиль
 
Спонсоры : ВладградСпонсоры : Дальстар

 

  Шахматный клуб "Дебют" / Матч Карпова на Филиппинах / Что такое кульминация

Что такое кульминация


В столь длительном и принципиальном соревновании, каким стал матч за мировое шахматное первенство, не­избежны были не одна и даже не две, а несколько кульминаций. И вот теперь мы подходим к очередной из них...
Итак, 1:1 . Претендент на подъеме — совсем недав­но он сравнял счет и вот снова играет белыми. Приме­нив в дебюте тринадцатой партии продолжение, которое встречалось в практике его нового секунданта О. Панно, мой соперник добивается некоторой инициативы. В эти минуты он играет в своей обычной вызывающей манере, ходы делает энергично, быстро, порой почти не приса­живается к столику, демонстрируя не только свою само­уверенность, но и всегдашнюю бестактность.

Шансы сторон, однако, постепенно начинают вырав­ниваться. И тут я провожу какие-то удивительные по своей «глубине» (подчеркиваю: «глубине» в кавыч­ках) маневры, перегруппировываю фигуры неудачней­шим образом. Вижу, что Корчной проводит неприятный план, но я уже не успеваю возвратить свои фигуры на их прежние позиции, чтобы помешать ему. Постепенно положение ухудшается... И я понимаю, что пассивное ожидание приведет меня к проигрышу. Стараясь исполь­зовать недостаток времени у соперника, я делаю актив­ный ход, раскрывающий позицию моего короля на про­тивоположном от главных событий фланге. Я имел в ви­ду взамен получить определенную встречную игру, но у Корчного появилась возможность нанести удар первым. Он же, будучи в сильном цейтноте, нервничает и дает мне некоторую передышку. Соперник отдает ладью за коня, получает сильные пешки в центре и явно лучшие перспективы. Впрочем, как говорится, жить еще мож­но, ибо фигуры мои наконец-то получают возможность перегруппироваться...

Под куполом «Конвеншн-центра» была спрятана те­лекамера, направленная непосредственно на шахматный столик и сидящих за ним партнеров. Изображение все­го происходившего здесь передавалось на многочислен­ные мониторы, и таким образом записанный на бланке «секретный ход» в отложенном положении мог при слу­чае стать всеобщим достоянием. Дабы такого не случи­лось, та телекамера, что сверху все «видела», по сиг­налу арбитра отключалась, когда одному из соперников предстояло записать на бланке свой секретный ход. Я в таких ситуациях все же прикрывал свой бланк (мало ли что могло произойти — а вдруг камера не отключалась?), Корчной часто и вовсе выходил за кулисы, чтобы запи­сать свой ход там.

...Пришла пора откладывать партию, арбитр положил передо мною конверт: пока мой соперник думает над своим секретным ходом, я должен на конверте написать расположение всех фигур. Выполнив несложную эту функцию, я оставляю противника одного на сцене (под выключенной, естественно, камерой) и уезжаю в кот­тедж, где вместе с товарищами намереваюсь приступить к анализу отложенной позиции. Дома телевизор вклю­чен, но что происходит на сцене «Центра конгрессов», я, разумеется, не могу знать. Да, наверное, Корчной уже и сам давно уехал к себе — ведь дорога от места игры за­няла у меня минут десять-пятнадцать, не меньше... Од­нако позже выяснилось, что над своим записанным хо­дом мой соперник думал примерно 40 минут и оставил себе на 15 ходов до первого контроля при доигрывании всего минут 20.

Рассказывают, претендент был невероятно взвинчен, и когда, наконец, выбрал, какой ход записать, и поло­жил свой бланк в конверт, то все никак не решался ос­тановить часы и снова и снова вынимал бланк из конвер­та. Понять состояние Корчного можно: впервые за два игранных со мною матча перед ним замаячила реальная перспектива захватить лидерство. (Партия № 5 не в счет, ибо там был страшный цейтнот и думать над мат­чевой ситуацией не приходилось, а здесь появилось вре­мя для колебаний, вот и пришел мой соперник в чрезвы­чайное волнение.) Ко всему прочему в этой позиции у бе­лых имелось немало возможных, примерно равноценных, но весьма различных продолжений: одно — форсирует игру, другое — поддерживает напряжение, третье — усиливает позиционное давление. Кроме того, есть и так называемые «пустые» ходы, существенно не меняющие пока ситуации на доске.

Представьте себе, какая аналитическая работа пред­стояла нам в ночь с 17 на 18 августа и на утро следую­щего дня перед предстоящим доигрыванием! Противник между тем ведь знал свой записанный ход, и ему было легче раз в шесть (по числу возможных секретных хо­дов, которые мне еще только необходимо было попытать­ся угадать).. Да и позиция моя сама по себе оставалась все же довольно неприятной. Обычно я прекращал анализ неоконченной партии часа в два ночи и отправлялся из коттеджа в отель, чтобы наутро, отдохнув, снова про­должить работу со своими помощниками. На сей раз от­ветственность была слишком велика, слишком велик был и перебор вариантов, а потому я остался на вилле почти до рассвета. Возвращаясь в отель, заметил, что горят буквально все окна на его четвертом этаже, где размести­лась основная часть советской спортивной делегации. Видно, очень волновались за исход этой партии мои дру­зья, и в номерах даже у тех из них, кто не является шах­матным специалистом, была расставлена отложенная позиция.

Приговор же нашей чисто шахматной группы оста­вался неопределенным: форсированно я вроде бы нигде не проигрываю, но и ясного пути к равенству тоже не видно... Необходимо найти в себе силы продолжить ана­лиз в трех-четырех направлениях, после чего предстоит тяжелейшее доигрывание. И вдруг удивительное извес­тие пришло около полудня 18 августа: Корчной берет тайм-аут, а доигрывание неоконченной тринадцатой пар­тии переносится, таким образом, на 20 августа (и про­изойдет уже после того, как состоится следующий, че­тырнадцатый поединок).. Почему соперник принял такое решение? Ведь положение его — знающего свой, трудно-угадываемый мною ход! — явно предпочтительнее. Так почему же он берет тайм-аут?
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4