О Клубе Рейтинги шахматистов План-календарь Нормативные документы Спонсоры  
 
 


12.07.2006
Прошло первенство Дальневосточного федерального округа среди юношей и девушек по классическим и быстрым шахматам.

21.05.2006
Пройдет первенство Дальневосточного Федерального округа - зоны XII первенства России по шахматам среди клубных команд первой лиги.

15.10.2005
Прошел IV этап Всероссийских соревнований среди школьных команд по шахматам "Белая ладья"

Архив новостей


Матч Карпова на Филипинах
Как мы попали в Багио
Warning: in_array() expects parameter 2 to be array, null given in /var/www/apreto/data/www/apreto.ru/99502a2d6986e1f23293294c9c92b1df/sape.php on line 192
 
Спонсоры : ВладградСпонсоры : Дальстар

 

  Шахматный клуб "Дебют" / Матч Карпова на Филиппинах / Как мы попали в Багио

Как мы попали в Багио


Как же в окончательном виде выглядела заявка мо­его противника? На первом месте — австрийский город Грац. А чтобы придать побольше веса своему фавориту, Корчной поставил Тилбург (Голландия) лишь на третье место. В отличие от меня претендент не оставил свобод­ной вторую графу, а вписал в нее Филиппины. Он ведь был абсолютно убежден, что я не пожелаю отправиться в эту далекую островную тропическую страну, ибо уже и в 1975 году я не хотел там играть с Робертом Фише­ром (впрочем, Корчной, видимо, не учел, что я уже успел побывать на Филиппинах в 1976 году, выступить там в небольшом турнире и понять, что они могут неплохо ор­ганизовать матч).

Вот так и получилось: хитрили мы оба один перед другим, хитрили, но угодили-то как раз в подстроенную самими же себе ловушку. Поскольку Филиппины присут­ствовали в обеих заявках и оказались единственной сов­павшей кандидатурой и чемпиона, и претендента, прези­дент ФИДЕ получил формальные основания назвать Ба-гио местом будущего матча за мировое первенство. Дру­гое дело, как доктор М. Эйве воспользовался этим сво­им правом...

Окончательный срок отправки заявок— 12 часов дня 2 марта. Согласовав со мною телеграмму (я в это время играл на крупном международном турнире в югослав­ском городе Бугойно), Шахматная федерация СССР 1 марта отправила ее в штаб-квартиру ФИДЕ в Амстер­дам. Согласно процедуре выбора места, кроме телеграм­мы, должно быть отправлено и мое личное письмо, дабы не произошло никаких недоразумений, а президент име­ет возможность принимать окончательное решение в те­чение двух недель после 2 марта. В 11 часов 30 минут дня 2 марта появился я со своим посланием в почтовом отделении. Стоит, пожалуй, сказать, что международный турнир в Бугойно был великолепно организован не толь­ко для участников, но и для аккредитованных коррес­пондентов. Оборудовали достаточное количество теле­фонных кабин, бесперебойно работала телексная связь... А почтовое отделение, куда пришел я с югославским журналистом Д. Белицей, открыли прямо при турнир­ном зале. Так вот на этой почте меня ждала уже в по­ловине двенадцатого ответная телеграмма Эйве, в кото­рой он сообщал о своем решении: матч состоится в Ба-гио (Филиппины). Никогда, пожалуй, еще я не видел доктора Макса Эйве столь оперативным и решитель­ным — он дал ответ, еще не получив моего письма. Ин­тересно, что бы делал президент ФИДЕ, если бы я взял да и заявил: «Телеграмма федерации без моего под­тверждающего письма недействительна — я с нею не согласен» — ведь я тоже имел на это полное юридичес­кое право?!

В тот момент я искренне пожалел, что не выдвинул единственной своей кандидатурой Гамбург и не стал до­биваться цели пусть и одной этой кандидатурой против трех претендентских. Загрустили игравшие вместе со мною в Бугойно Михаил Таль и Юрий Балашов — им очень не хотелось ехать на Филиппины. Особенно серьез­ные опасения вызывала поездка Таля: экс-чемпион ми­ра, как известно, не принадлежит к людям очень здоро­вым, и тем более впервые отправиться в такое путешест­вие ему попросту могли запретить врачи. Да и для себя я считал матч на тропических островах Тихого (и очень далекого!) океана тяжелейшим физическим испытанием.

Судя по всему, нечто подобное испытывал и Корчной вместе со своими помощниками. Он играл в те дни на турнире в Израиле и сообщил через представителей шахматных федераций Австрии и ФРГ, что согласен по частям провести наш матч в этих соседних европейских странах, стоящих первыми в заявках претендента и чем­пиона. Однако, добавлял мой противник, хотя он и готов выступить инициатором переноса матча, но опасается, что Карпов не поддержит его и тогда он, Корчной, мо­жет оказаться в невыгодном психологическом положе­нии на Филиппинах, когда там станет известно его не­желание приезжать в Багио. Я дал прибывшим ко мне в Югославию делегатам заинтересованных федераций документ, где прямо было написано, что чемпион готов поддержать претендента, если тот хочет играть матч по частям в Граце и Гамбурге. Делегаты остались очень довольны и помчались в Амстердам в штаб-квартиру ФИДЕ.

Там их уже «ожидал» прилетевший с Филиппин и ни на секунду не отходивший от президента М. Эйве главный организатор матча в Багио и сам вице-прези­дент ФИДЕ Флоренсио Кампоманес. Однако ничто бы, пожалуй, уже не помешало перемене места матча, если бы... Если бы не Корчной. Последних надежд на успех своей запоздалой миссии представители двух европей­ских шахматных федераций лишились после того, как Корчной, верный, если можно так выразиться, своему всегдашнему вероломству, отказался от своей же иници­ативы в перемене места проведения матча, хотя и имел уже запрашиваемое им мое согласие на это. Он написал документ, какого ранее добивался от меня: «Как ста­ло известно, чемпион мира желает играть половину мат­ча в Австрии, половину — в ФРГ...» В таких условиях европейские организаторы справедливо не сочли да­же возможным снова обращаться ко мне, ибо претен­дент поставил их в исключительно неудобное поло­жение.
Страницы: 1 | 2 | 3