О Клубе Рейтинги шахматистов План-календарь Нормативные документы Спонсоры  
 
 


12.07.2006
Прошло первенство Дальневосточного федерального округа среди юношей и девушек по классическим и быстрым шахматам.

21.05.2006
Пройдет первенство Дальневосточного Федерального округа - зоны XII первенства России по шахматам среди клубных команд первой лиги.

15.10.2005
Прошел IV этап Всероссийских соревнований среди школьных команд по шахматам "Белая ладья"

Архив новостей


Матч Карпова на Филипинах
Зачем нужен психолог
Самый известный игровой автомат rock climber на деньги онлайн!

Популярные игровые автоматы гейминаторы играть бесплатно без регистрации и смс онлайн.

ищете заказать курсовую
 
Спонсоры : ВладградСпонсоры : Дальстар

 

  Шахматный клуб "Дебют" / Матч Карпова на Филиппинах / Зачем нужен психолог

Зачем нужен психолог


Обычно я вхожу в соревнование постепенно, мне нужно время для разгона. Мой соперник, напротив, шах­матист весьма активного старта. Учитывая это, колли­зиями первых партий в спортивном отношении я остал­ся доволен: сразу получилась ничья, потом еще ничья, еще и еще... Пятая партия, хотя и пришла к такому же результату, заметно выдается из этого ничейного ряда.

В начале книги я обещал рассказать о тайфуне. Он разразился во время пятой партии. Дождь хлынул с та­кой силой, что шум его заглушил все остальные звуки в зале и, казалось, во всем Багио. Очевидно, стихия по­вредила линию электропередачи — свет в зале погас. Ос­тался лишь слабый «аварийный» огонек, едва освещав­ший сцену. В такой обстановке Лотар Шмид решил ос­тановить шахматные часы, и как раз в то время, когда я думал над очередным ходом. Пришлось отойти от сто­лика, ибо я считаю неэтичным рассчитывать свои вари­анты при выключенных часах.
Я не собираюсь сваливать на тайфун те неточности, которые допустил в этот день (надо сказать, что партия игралась и доигрывалась в течение трех дней — 27, 28 и 30 июля), тем более что нормальное течение игры вос­становилось уже через несколько минут — свет вновь за­жегся. Полагаю, что причиной неточной игры стало же­лание воспользоваться цейтнотом Корчного и ускорить развязку. Форсируя игру, я вдруг увидел, что белые вы­игрывают пешку. В такой позиции пятая партия была отложена (впервые в ходе матча).

Соперник и его окружение не скрывали своей радо­сти и оценивали отложенную позицию как выигрышную для претендента. Потом, правда, они признали, что при анализе не увидели сильнейшего записанного хода — не­ожиданного маневра черного коня, давшего мне непло­хие контршансы. Мы же с тренерами считали, что долж­на быть ничья. Но и в нашем анализе образовалась «ды­ра», которую претендент обнаружил уже за доской. Правда, на то, чтобы найти сильное шахматное возра­жение, он потратил почти все время, которым распола­гал. У него оставалась минута-полторы на 12 хо­дов.
Сопернику удалось сохранить лишнюю пешку, мне стало ясно, что при пассивной игре я должен потерпеть поражение. Я посчитал вариант, при котором, выходя вперед королем, резко обостряю позицию. При этом я учитывал, что Кориной любит материальные приобрете­ния, а здесь в самом очевидном случае он сохраняет лишнюю пешку (но получится-то почти ничья). Против­ник опешил и не смог поставить мне мат в четыре хода. Меня спасла его любовь к пешкам и слишком замысло­ватая геометрия движения фигур, которая в условиях жесточайшего цейтнота не была замечена претендентом. Он предпочел бросающееся в глаза продолжение, веду­щее, однако, лишь к неплохой позиции. Лишняя пешка у него осталась, но у меня был активный король, что компенсировало материальный недостаток, и теперь пар­тия уж точно шла к ничьей... Представьте, в тот момент я тоже пришел в сильное возбуждение: как-никак про­скочил через мат! Обрадовался этому и допустил две ошибки. Ничья еще сохранялась, но не такая простая. Возникла позиция: две пешки против слона и пешки со­перника. Ну, это уже шахматные нюансы — есть такое правило в теоретическом окончании: «Ладейная пешка не проходит в ферзи, если ее поддерживает слон, ходя­щий по полям цвета, противоположного цвету поля пре­вращения пешки». Правило это знают даже начинаю­щие шахматисты, и оно действует, когда одинокого ко­роля защищающейся стороны нельзя выгнать из угла, в который стремится пешка, поддержанная своим сло­ном и королем. Но дело-то в том, что мой король был не одинок,— на доске сохранились еще две черные пешки. Если бы хоть одна, то ничья была бы неизбежна, а туг целых две. Тот случай, когда твоя же лишняя пешка те­бе мешает,— один из извечных парадоксов шахмат.
Нужно четко продумать, как избавиться от собствен­ной пешки. И не позволить при этом вытеснить моего ко­роля из угла. Если же он уйдет из угла, то должен успеть туда вернуться, пока неприятельский король будет за­бирать мои пешки, стоящие на дороге его пехотинца. Из­вестный советский теоретик и прекрасный шахматист В. Раузер в 30-е годы провел капитальные исследования подобных позиций, однако «моего случая» в справочни­ках не оказалось. И тут произошла любопытнейшая вещь. Мы с тренерами потом анализировали партию и выяснили, что в ходе ее мне удалось найти новую ничейную позицию — переходную к уже известным теоретиче­ским позициям Раузера.

Эта партия была самой продолжительной. Она дли­лась более двенадцати часов. На 124-м ходу мой против­ник объявил пат (это случилось в первый раз в матчах за шахматную корону), хотя теоретически ничейное по­ложение возникало уже на 107-м ходу. Чем он руковод­ствовался, затягивая партию и объявляя пат,— трудно сказать. Я считаю этот пат одной из многих и многих бестактностей, проявленных Корчным в этом матче. Оче­видно, таково не только мое мнение.

Позже я узнал оценку гроссмейстера, корреспонден­та газеты «Нью-Йорк таймс» Р. Бирна, который выска­зался на этот счет весьма лаконично: «Глупость и уп­рямство». Еще более лаконичной была реплика гросс­мейстера М. Найдорфа, который представлял в Багио несколько аргентинских и испанских газет: «Не спор­тивно!»

Р. Бирн и М. Найдорф, как мне рассказывали, ча­стенько комментировали и анализировали в пресс-цент­ре нашу игру, к радости других шахматных журналис­тов, которые, возможно, были менее квалифицированны.

У аргентинского гроссмейстера даже появилось обык­новение прибегать к помощи того тома «Энциклопедии шахматных дебютов», где трактуются закрытые дебю­ты,— этот том он приносил с собой на те партии, где я играл черными. Когда же мне предстояло играть белы­ми, он вооружался справочником, где анализировались партии, начинавшиеся ходом королевской пешки. Одна­ко пришлось мне разрушить этот стереотип в шестой партии, где я применил английское начало, быстро сведя игру к ничьей. Говорят, Найдорф проиграл при этом пари.
Страницы: 1 | 2 | 3